БУНИН В ОРЛЕ

Перебирая фотоархив, наткнулся на набор фотооткрыток «И.А.Бунин в Орле». Откуда он взялся — даже не представляю, но сами открытки носят какой-то «самопальный» характер и изготовлены, скорее всего, в начале 60-х (почему я пришел к такому мнению — чуть ниже, но возможно я ошибаюсь). Надеюсь, коллеги-краеведы помогут определить происхождение этого набора.

На открытках — достаточно известные и популярные фотографии старого Орла.

Вот пара фотографий Болховской улицы (ныне — улицы Ленина) с идущим по ней трамваем. Трамвай в Орле появился аж в 1898 году, через шесть лет года после пуска первого трамвая в России. Как видно на второй фотографии, улица Болховская была выложена брусчаткой, от которой сейчас остался маленький кусочек от Георгиевского переулка до моста (который, кстати, до настоящего времени официально называется Ленинским). Но даже краеведы не подозревают, что на почти метровой глубине находится белокаменная мостовая, выложенная из известняковых плит. Я об этом узнал совершенно случайно, когда в начале «нулевых» брусчатку решили переложить. Как обычно у нас делается, булыжники выложили, сложили в кучи и ушли на двухнедельный перекур. Где-то через неделю полил дождь, точнее ливень, который размыл землю на полметра-метр. И тогда-то я увидал, что на этой глубине лежат известняковые плиты, когда-то соединявшиеся железными скобами. Где-то у меня даже фотография есть, но ее надо искать…

Болховская улица

Болховская улица

 

Воздвиженская (точнее, Крестовоздвиженская) церковь, изображенная на следующей фотографии, увы, не дожила даже до Великой Отечественной. Она была заложена в 1797 году рядом со старой Воздвиженской церковью примерно на том месте, где сейчас находятся кинотеатр «Родина» и памятник Поликарпову, главный алтарь был освящен в 1837 году. В 1861 году здесь стоял гроб с телом А.П.Ермолова, служилась литургия и панихида. Но в 1929 году храм был закрыт, помещение использовалось под ссыпной пункт и разрушено накануне войны.

Воздвиженская церковь

 

Так называемый Орловско-Витебский вокзал был построен в Орле в 1868 году и сразу стал городской достопримечательностью. Иван Бунин в «Жизни Арсеньева» описывал город Орёл и его вокзал: «Думал я о том, что вот, как это ни странно, скоро и цель моего путешествия, тот самый Орёл, которого я еще почти никак не представляю себе, но который уже одним тем удивителен, что там, вдоль вокзала, — великий пролет по всей карте России: на север — в Москву, в Петербург, на юг — в Курск и в Харьков, а главное — в тот самый Севастополь, где как будто навеки осталась молодая отцовская жизнь… Случалось, я шел на вокзал. За триумфальными воротами начиналась темнота, уездная ночная глушь. Полевой зимний ветер уже доносил крики паровозов, их шипение и этот сладкий, до глубины души волнующий чувством дали, простора, запах каменного угля. Навстречу, чернея, неслись извозчики с седоками – уже пришел московский почтовый? Буфетная зала жарка от народа, огней, запахов кухни, самовара, носятся, развевая фалды фраков, татары-лакеи. За общим столом – целое купеческое общество, едят холодную осетрину с хреном скопцы. В книжном вокзальном киоске было для меня всегда большое очарование, – и вот я, как голодный волк, брожу вокруг него, трясусь, разглядывая надписи на желтых и серых корешках суворинских книг. Все это так взволновывает мою вечную жажду дороги, вагонов и обращается в такую тоску по ней, с кем бы я мог быть так несказанно счастлив в пути куда-то, что я спешу вон, кидаюсь на извозчика и мчусь в город, в редакцию«.

Вокзал

 

От городского бульвара, являвшегося ещё одной достопримечательностью Орла, сейчас остался буквально чуть более чем пятидесятиметровый «огрызок». А еще до 70-х он тянулся от горсада практически до улицы Ленина. Но поскольку бульвар закрывал вид из окон обкома КПСС на свежепостроенное здание Драматического театра имени Тургенева, в 1973-м за одну ночь деревья были выпилены.

Городской бульвар

 

Карачевская улица запомнилась современникам благодаря бывшему губернатору Александру Козлову: ее название он никак запомнить не мог и называл «Карачаевской». Говорить о ней ничего не буду, а любопытствующих отправлю к великолепному рассказу Дарьи Фурманской.

Карачевская улица

 

Московская улица до революции была главной улице Орла, именно на ней располагались две самые крупные торговые площади города — Воздвиженская и Ильинская. Именно вторая фотография позволяет нам предположить, когда были выпущены открытки: на ней в виньетку вмонтирована фотография из дореволюционного комплекта с текстом «Гостиная улица и мостъ» и старым обликом торговых рядов. Но до середины 60-х этот участок входил в состав Московской улицы: оказавшийся в центре скандала дом по адресу Гостиная, 1, в тот период числился на Московской.

Московская улица

Московская улица

 

Но главной примечательностью Московской улицы были построенные в классическом стиле Московские ворота, служившие парадным въездом в Орёл со стороны Москвы и отмечавшие его северную границу. Московские ворота разобраны в 1930-х годах, из-за того, что якобы мешали движению транспорта.

Московские ворота

 

На следующей фотографии — правый берег реки Оки, снятый, либо со Стрелки, либо с левого берега в районе Левашовой (в настоящее время — Пролетарской) горы .

Общий вид на Оку

 

Собор во имя Павла исповедника, патриарха Цареградского был заложен в Орле 15 апреля 1797 года в день коронации Павла I. Строительство храма проходило примерно также, как строится сейчас научная библиотека, т.е. «ни шатко ни валко». Денег не хватало, подрядчики менялись, проект приходилось править на ходу. Но, тем не менее, в 1841 году собор был в первом приближении закончен и освящен. Через пару лет достроили колокольню собора — а уже 1853 году здание кафедрального собора признается аварийным и богослужения в нём были прекращаются (вам это ничего не напоминает?). В период капитального ремонта в 1861 году с разрешения Священного Синода собор переименовывается в Петропавловский, в 1895 году ремонт храма завершается и кафедральный Петропавловский собор освящается чином полного освящения. В 1923 году Петропавловский собор закрывается, все ценности изымаются, а здание конфискуется для размещения архива «Окрархивбюро». В конце 30-х годов принимается решение о сносе Петропавловского собора и в 1940 году Петропавловский кафедральный собор был взорван. В 1958 году на оставшемся фундаменте собора было построено здание областной библиотеки имени Н.К.Крупской.
Среди орловцев ходило немало слухов о подземных катакомбах, по которым из подвалов библиотеки можно было пройти в любой конец города. Задавал я вопросы об этом Виталию Георгиевичу Сидорову, выдающемуся орловскому краеведу, проработавшему в библиотеке всю свою жизнь. К сожалению, ответ меня разочаровал: по словам Виталия Георгиевича, при разборке завалов в ходе строительства библиотеки подземных ходов с полными церковных сокровищ сундуками отыскать не удалось.

Петропавловский собор

 

«Присутственные места» в переводе на современный язык означают что-то вроде Администрации и правительства области, проще говоря, это помещение, где трудились чиновники. Вспомните «Мертвые души»: «Во взаимных услугах они дошли наконец до площади, где находились присутственные места: большой трехэтажный каменный дом, весь белый, как мел, вероятно для изображения чистоты душ помещавшихся в нем должностей; прочие здания на площади не отвечали огромностию каменному дому«. В Орле присутственные места располагались на улице Садовой (ныне Горького) и были своеобразным общественным центром. В этом здании располагался до 1918 года Орловский краеведческий музей, именно со двора Присутственных мест 21 мая 1895 года аэронавт Деревицкий «совершил довольно смелый и удачный подъём на воздушном шаре на высоту почти одной версты и спуск на парашюте. Полёт этот, как невиданное ещё здесь, в Орле, зрелище, наделал много шума и составил своего рода событие».

Присутственные места

 

Построенное в самом конце XIX века здание банка в Орле стало одним из лучших образцов русского стиля в городе. Его башни и шатры, перекликаясь со шпилем городской думы, главами и колокольнями приходских церквей, создавали исключительно живописный силуэт этой части города. В 1899 г. в фойе банка, слева от входа, была помещена мемориальная доска следующего содержания: «Построено 1897 – 1899 гг. при председателе правления банка Л.С.Полякове и директоре В.Э.Ромер по проекту и под руководством архитектора С.К.Родионова». К сожалению, при отступлении немцев здание было сильно повреждено: лишилось двух шатровых башен над центральным корпусом и фигурной крыши над главным входом (восстановлена в 80-е годы). В значительной степени было утрачено внутреннее убранство, от которого сохранились фрагменты декора, литые ажурные решетки лестниц, плиточное узорчатое покрытие пола, деревянные резные двери, лепные украшения потолка и карнизов. Уже после войны снесли красивое крыльцо над входом.

Соединенный банк

 

Орловский городской сад был открыт в день международной солидарности трудящихся — 1 мая 1823 года. Инициатором создания сада стал тогдашний гражданский губернатор Николай Шредер. Желая устроить в Орле место «для общественного увеселения и прогулки народа», он разослал приглашения к пожертвованию на организацию сада во все уезды. С 19 февраля по 3 августа 1823 года на призыв откликнулись дворяне, купцы, представители других сословий. Из Севска, Трубчевска, Брянска, Ельца, Малоархангельска, Болхова, Ливен, Кром, Карачева и других городов и уездов стали поступать средства и посадочный материал. В итоге было собрано пожертвований на сумму 7394 рубля, 3781 рубль Шредер добавил лично. «Сад был блестяще иллюминирован. — писал об открытии городского сада орловский краевед Гавриил Пясецкий. — Оркестр музыки, сменявшийся хором песенников из солдат квартировавшего в то время в Орле Екатеринославского кирасирского полка, гремел здесь до темной ночи. Картина была величественная. Все бывшие в саду старались заявить основателю его свое уважение, радость и благодарность. Жители города, в знак благодарности к основателю и для большего сохранения в потомстве памяти управления его губерниею, кроме названия сада городским, усвоенного ему по местности, на которой он насажден, и по предположению содержать его на доходы города, наименовали его губернаторским – Шредерским по должности и фамилии виновника его насаждения«.

Театр и городской сад

 

Места, вроде тех, что на последней фотографии, мне знакомы очень хорошо. С 1958-го почти десять лет я прожил на улице Салтыкова-Щедрина, в самом крайнем доме над рекой — и эти обрывы излазил сверху донизу. Нашим любимым местом прогулок был именно склон над Орликом между створами улиц С.-Щедрина и Октябрьской. И не раз доставалось мне от бабушки, когда приходил я домой грязный и с разбитыми коленями после лазанья по желтым обрывам.
Правда, на фотографии — обрыв в районе Горсада, а не «Дворянка»: Тургеневская роща была в старом Шредеровском саду.

Тургеневская роща

Дмитрий Краюхин
Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"
Дмитрий Краюхин

Дмитрий Краюхин

Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.