ДАЙТЕ ПРОКУРОРАМ И ЧЕКИСТАМ НЕВЕДОМУЮ Е…НУЮ Х…НЮ!

Итак, похоже, что дело "Орлец-2" выходит на финишную прямую. И отнюдь не с тем результатом, на который рассчитывали его организаторы.

Начиналось все рождественским вечером прошлого года, когда восемь православных активистов, хорошо отметив праздник, неожиданно решили заглянуть на сайт "Орлец". Были среди празднующих предприниматели, управляющий размещенного в областном центре молодежи "Полет" прихода несуществующего храма святого великомученика Георгия Победоносца города Орла, руководитель общественной организации и даже экс-сотрудник Орловского управления наркоконтроля. И вот "полистав" интернет-странички популярного орловского сайта, все они внезапно почувствовали себя обиженными.

На следующее послерождественское утро в приемной Управления ФСБ по Орловской области появился суровый бородатый мужчина с хронически красным лицом: "Вот заявление принес!" В заявлении говорилось, что, по мнению заявителей, семь статей ироничной орловской энциклопедии "направлены на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам отношения к религии".

В УФСБ заявлению обрадовались. Еще бы: годом ранее Советская райпрокуратура уже пыталась признать сайт экстремистским за материалы, размещенные во время спецоперации орловских чекистов. Но подвела типичная надежда на "авось": предоставляя в суд доказательства, спецслужбы не отследили, что время размещения экстремистских материалов с точностью до минуты совпало с указанным в протоколах временем проведения оперативно-розыскных мероприятий.

И вот вроде бы появился шанс привлечь этих ненавистных "орлецов". Правда тут же появилась и проблема: оказалось, что по двум материалам проводилась независимая экспертиза, показавшая, что в статьях отсутствуют признаки экстремистских деяний.

Тут уж было решено не рисковать, а поручить экспертизу проверенным кадрам — доцентшам кафедры русского языка Орловского госуниверситета Людмиле Власовой и Ирине Поповой. И те не подвели: за две недели сваяли т.н. "Консультационное исследование".

Работницам педагогического труда пришлось приложить немало усилий пытаясь доказать недоказуемое. Так, по мнению филологинь, фраза "есть свидетели, которые были крайне удивлены богатейшим словарным запасом нового владыки" содержит информацию об "использовании в речи нелитературных, инвективных слов и выражений" или, проще говоря — владыка матерится, как сапожник. Фразу "подружился с нашим генералом, отслужил какой-то молебен" педагогини-русистки толкуют как "информация о представлении действий церковнослужителю как светских и малозначимых" (орфография — преподавателей русского языка).

В своем заключении доцентши старались быть святее Папы Римского и даже протоиерея Всеволода Чаплина. Но это у них не получалось: то Владимира Мономаха с Владимиром Красное Солнышко перепутают, то явят миру неизвестный доселе исторической науке факт, что Великий князь Киевский Владимир Мономах был епископом. Но главное — Власова и Попова сумели отыскать вражду "к представителям православного вероисповедания" (опять же — это цитата) в… "Повести временных лет" летописца Нестора…

После получения нужного заключения работа орловских чекистов пошла по двум направлениям.

Во-первых, материалы были направлены прокурору Советского района Владимиру Миронову (теперь уже бывшему), тому самому, который пару лет назад пытался запретить "Википедию". И прокурор решительно отправляет в суд заявление, в котором требует признать тексты "Орлеца" экстремистскими.

Во-вторых, те же самые документы отправляются в Управление Следственного комитета по Орловской области с рекомендацией возбудить уголовное дело по факту размещения на сайте "Орлец" экстремистских текстов. Следователи поступают просто: они направляют присланные им на экспертизу материалы — угадайте кому? Да-да, вы не ошиблись, всё тем же испытанным и проверенным филологиням Людмиле Власовой и Ирине Поповой.

Но тут происходит неожиданное: при повторном анализе текстов эксперты обнаруживают Неведомую Е…ную Х…ню. Мы не эксперты, и потому не решаемся полностью произнести название сделанного Власовой и Поповой и зафиксированного в экспертном заключении открытия. Тем более, что эта самая Неведомая ЕХ, внезапно исчезла, промелькнув подобно падающей звезде перед глазами мечтавших о ней немолодых женщин.

А тем временем дело на основании экспертного заключения возбуждают, проводят обыски у администраторов "Орлеца", а изъятые компьютеры направляют на экспертизу в тайной надежде отыскать Неведомую ЕХ.

Впрочем, продолжается и рассмотрение Советским райсудом дела о признании экстремистскими материалов "Орлеца". Но после допроса специалистов в суде опираться на их выводы не решилась даже Советская райпрокуратура. По просьбе прокурора суд назначает новую экспертизу и отправляет материалы в Тамбовскую лабораторию судебной экспертизы Минюста России.

И вот результаты экспертизы готовы. Скорее всего, таких выводов экспертов силовики не ожидали. Эксперты отмечают, что "спорные материалы … негативно характеризуют православное вероисповедание, … подаваемая в спорных материалах негативная оценка содержит в себе, в том числе, элементы пошлости, кощунства и цинизма". Но вот выводы в основу нужного прокуратуре и чекистам решения положить никак не удастся: "В представленных на исследование материалах … высказываний враждебного или уничижительного характера по отношению к лицам или группе лиц по признаку пола, расы, национальности, языка, происхождения, а равно принадлежности к какой-либо этнической, социальной группе не содержится. … призывов к возбуждению религиозной, расовой, национальной или социальной розни не содержится. … признаки обоснования или оправдания необходимости возбуждения религиозной, расовой, национальной или социальной розни не выявлены…" И далее: "не содержится", "не выявлены", "не содержится", "не выявлены"…

А ведь неудовлетворение судом прокуратуры — только начало. Скорее всего придется прекращать и уголовное дело, возбужденное по заключению орловских педагогов.

Почему ж столь различны выводы орловских и тамбовских экспертов? Судя по всему, причина проста: эксперты работали с разными текстами. Людмиле Власовой и Ирине Поповой повезло — им досталась Неведомая ЕХ. А вот до Тамбова эта Х не добралась, всю использовали в Орле.

Чем бы закончить эту длинную статью? Пожалуй, лучше всего всего подойдет какой-нибудь философский вывод. К примеру такой: "Если тебе повезло и вдруг попалась Неведомая Е…ная Х…ня — не старайся использовать ее в одиночку, поделись с другом. Или хотя бы с прокурорами и чекистами — им будет приятно".

Злой модератор
Злой модератор - это вам не Добрый модератор!..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.