МАЛЬЧИКИ ПО ВЫЗОВУ

9 сентября мне было откровение. Якобы в 17-30 по московскому времени Дмитрий Анисимов (это который большой начальник и спец. по экономическим преступлениям), провел совещание. К 19-00 на нем порешали на следующий день привлечь СОБР для проникновения на производственную базу по адресу пер. Силикатный, 8. Потому, что неправильные коммерсы обижают правильного предпринимателя Олега Костырева.

На следующий день я с видеокамерой и с Краюхиным уже дежурили по указанному в видЕнии адресу. Сначала явились заявители о преступлении в количестве семи экземпляров. Затем на авто подвезли двух понятых девушек. Причем за полчаса до появления правоохранителей. Мы с Краюхиным сделали вывод, что это специально обученные понятые. И действительно, нельзя же привлекать первых попавшихся граждан на столь значимое мероприятие.

Павел Макаров (тоже из ОБЭП и тоже какой-то начальник)припозднился вместе с операми. Обнаружив в непосредственной близости от места преступления Панфилова с Краюхиным, да к тому же вооруженных камерой, Макаров почему-то не возликовал, и смысл его речи сводился к постулату: «Вы снимать не можете». «Могу» — огорчил его Краюхин. Стоя на порожках базы оперА начали что-то рассказывать про гостайну. «Так это военная база!» — догадались мы с Краюхиным.

Полиционеры махнув на нас, соблюли остальные формальности, а затем последовал еще один звонок – судьбоносный. Предчувствие меня не обмануло: «рояль» оказался-таки в кустах. Через минуту из-за угла выкатил микроавтобус с нечеловечески красивыми мужчинами в бронированных жилетках и в масках.

АНОНИМУС ИНФОРМИРУЕТ. Агентство «ЦентрРус» представляет новый блок бастер «Штурм на Cликатном».

По сути господин Анисимов со отделом решил поучаствовать в споре двух хозяйственных субъектов, которые судятся уже около трех лет. Кстати сейчас дело опять находится в суде. Олег Костырев уже не первый раз подает заявление о преступлении. Уже в этом году по его заявлению было возбуждено уголовное дело, которое закрыли «в связи с отсутствием события преступления». Подполковник юстиции старший следователь Олеся Васюшкина в постановлении о прекращении дела разъясняет потерпевшему, что тот может обжаловать это постановление в прокуратуре, суде и прочих инстанциях. Ну, обжаловать дела – это для лохов, а конкретные пацаны пишут новое заявление. При этом важно знать куда, а, главное, кому занести… Я имею в виду, конечно же, заявление.

На правоохранительные органы много всякого наговаривают. Например, на волокиту, на затягивание сроков и так далее. Говорю ответственно – это все гнусные инсинуации. Посудите сами: 4-го сентября в пятницу Костырев катает заяву, а уже в понедельник, сразу после выходных, оперА тут как тут на Cиликатном. ОперОв то на базу пустили, а вот заявителей посчитали посторонними. А уже через день – штурм, маски шоу и цирк с конями.

Есть и еще один нюанс: насосы, которые Костырев требует, находятся под арестом у судебных приставов. И претензии логичнее бы предъявлять им (приставам), а значит и СОБР надо было посылать туда же. Пусть СОБР и спецы от приставов выясняют, «чей кунг-фу сильнее».

АНОНИМУС ИНФОРМИРУЕТ. Адвокат Виктор Алиев недоумевает.

Вообще-то шоу не впечатлило: дурят киношники нашего брата. Ничего не взрывалось, ни в кого не стреляли, и даже нас с Краюхиным мордой об асфальт не тыкали. Спецназовец просто перелез через заборчик и отомкнул калитку. А если серьезно: использовать элитное подразделение в роли статистов в коммерческих разборках преступно. Преступно для уровня их подготовки, для их офицерской чести, ведь в СОБРе (как сообщает Википедия) служат исключительно офицеры. Однако тенденция настораживает, и может случиться, что вскоре, подавая заявление о преступлении, вы услышите дежурный вопрос: «А СОБР заказывать будете?».

Владимир Панфилов
Журналист, ведущий авторской программы "Резюме"
One Comment
  1. Ба! Знакомые все лица! Дима Анисимов все за тем же занятием и в тех же интерьерах

    Кстати, Дима — потомственный опер. Его отец служил в ОБХСС в советские годы, и примерно так же заступался за одних советских работников торговли и наезжал на других. К первым непременно относилась Наталья Павловна Анисимова и ее подруги. Она — жена обхссника Анисимова и мать полицейского Димы Анисимова. В то время она была директором самого крупного орловского обувного магазина на Ул. Октябрьской — кладезя дефицита и импорта для «нужных людей» .
    Но с приходом Горбачева началась типа борьба за чистоту рядов и перед четой Анисимовых, у которых рос маленький сын Дима, встал вопрос: кому покинуть пост — отцу уйти из ОБХСС или матери — с директоров магазинов. Можно только предположить, как взвешивали супруги аргументы и доходы , но с директоров магазинов ушла Наталья Анисимова ( ее перевели на теплое место в орготдел торговой организации) , а ее супруг остался в ОБХСС и даже пошел на повышение. Он же и устроил поступление сына Димы в вуз себе на смену. Наталья Павловна и пары лет не смогла жить без «дефиситов» со всеми проистекающими из них доходами и связями и вскоре опять стала директором магазина — «Хозяюшка» , что на Черкасской.
    С начала 90-х , когда сынок уже засел в милиции, Анисимовой удавалось оставаться безнаказанной по всячески жалобам на завышения цен, продажу неоприходованного товара и за черный нал при сдаче в аренду торговой площади в «Хозяюшке».
    С началом чубайсовских реформ, семье Анисимовых , кажется, удалось почти бесплатно приватизировать помещение магазина ( около 800 кв.м с подвалом) , а затем и выгодно продать его. Сделку пробовали оспорить, но Дима сделал жизнь спорщиков невыносимой и деньги остались в семье. Вот как-то так. Такое, как скажет Панфилов, привиделось видение :)))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.