МИТИНГ В ПОДДЕРЖКУ РЫБАКОВА (фото и видео)

На митинг я пошел с немалым интересом: давненько — пожалуй, со времен «ермолингов» — не было в Орле столь любопытных акций. Уже на подходе стояли ГИБДДшники, прогуливались полиционеры, зачем-то снимавшие приходящих на видео.

Магазин стройтоваров по случаю митинга был закрыт.

Вся площадь была огорожена металлическими заборчиками — ржавыми и некрашеными. Думаю, полиции стоило бы под это дело попросить у Рыбакова два-три ведра жёлтой краски на покраску инвентаря. Около прохода стоял десяток полицменов и полицвуменш: мы с Панфиловым попытались сфоткаться на их фоне, но вся полиция мгновенно растворилась в воздухе. Однако мы ухватили пробегавшего мимо Рыбакова — не того, а этого. Поставили его рядом с собой, вручили фотоаппарат опять же проходившему мимо Саркисяну — и готова фотография на память.

Было много плакатов, а еще больше российских флагов.

Виталия Рыбакова на первой половине митинга не было: скорее всего опасались провокаций

Впрочем, без провокаций не обошлось: один за другим подходили молодые люди чем-то напоминавшие коммунистов. У большинства были свёрнутые в трубочку плакаты по которым их и опознавали. Эх, нет на них дедушки Ленина, который бы объяснил, как можно обмануть полицию.

Полиция плакаты отбирала, а коммунистов отпускала после профилактической беседы. При этом полицейские почему-то в качестве третейского судьи пытались привлечь меня. Самое забавное, что год назад я даже представлял в суде интересы «бригадира» коммунистов, которого отказались регистрировать на дополнительных выборах в Орловский райсовет.

К сожалению, я так и не заметил того, что несколько человек полиция всё ж свинтила и увезла для составления протокола.

В митинге приняло участие по моим прикидкам более тысячи человек.

Вообще-то чаще всего подобные митинги организуются одинаково: в первых рядах стоят наиболее активные  «клакёры», которые кричат, в зависимости от необходимости и тематики «Ура!» или «Долой», а уже с четвёртого-пятого ряда митингующие сбиваются в группки, переговариваются и со скукой ожидают окончания неинтересного им мероприятия.

Здесь было совсем не так: стоявшие в задних рядах реагировали не менее активно, без отмашки, абсолютно искренне. Было видно, что они в самом деле поддерживают и уважают Рыбакова.

Выступающих было много, причём не только работников базы. Правда, читали, как правило, по бумажке, но опять же искренне.

Последним выступил подъехавший Виталий Рыбаков. Бумажка была и у него, но выступал он практически в текст не заглядывая — энергично, эмоционально. Участники митинга — в т.ч. и в задних рядах — его слушали внимательно и явно с ним соглашались. Эх, Вадим Владимирович, Вадим Владимирович… Ну зачем самому себе геморрой-то организовывать?

 

P.S.

А вот подлетело видео от коммунистов. Сразу хочу дать пару комментариев: правовой и не очень — тем более, что это я по просьбе полицейских говорил и на митинге.

Во-первых, порядок проведения публичного мероприятия определяет организатор. Проще говоря, ежели проводится митинг поддержки Рыбакова, то плакаты с лозунгами против него могут быть размещены только по согласованию с организатором. В противном случае организатор вправе «требовать от уполномоченного представителя органа внутренних дел удалить с места проведения публичного мероприятия лиц, не выполняющих законных требований организатора публичного мероприятия».

А во-вторых, помнится, что на какой-то из коммунистических акций то ли нашисты, то ли МГЕРовцы, а может вовсе даже «Патриоты Орловщины» (я в этих сортах не разбираюсь) появились с антикоммунистическими плакатами. И тогда еще милиция весьма оперативно «свинтила» провокаторов. Как сегодня — полиция.

Дмитрий Краюхин
Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"
Дмитрий Краюхин

Дмитрий Краюхин

Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.