ЗАБЫТАЯ ПАМЯТЬ

Сегодня — городской День памяти жертв политических репрессий.

Это — вполне официальная дата, установленная Орловским горсоветом. Но ни о дате, ни, тем более, о решении сейчас в Орле не помнит практически никто: ни власти, ни горожане. Даже еще живущие последние репрессированные не приезжают в этот день к памятнику, стоящему на окраине Медведевского леса.

Орловский расстрел с одной стороны нельзя назвать уникальным: в Бутово, Катыни, на бывшей даче Ягоды в Коммунарке захоронено куда больше жертв. Но орловский расстрел уникален тем, что это самый массовый документально подтвержденный случай единовременного расстрела жертв политических репрессий по решению суда. 11 сентября 1941 года в Орле было расстреляно более полутора сотен человек, в том числе валькирия русской революции Мария Спиридонова, Ольга Каменева, сестра Льва Троцкого и жена Льва Каменева, болгарский и российский революционер Христиан Раковский, выдающийся врач Дмитрий Плетнев, брат "железного наркома" Сергей Ежов, тетка известнейшего барда Ольга Окуджава и многие другие. 

Вот как выглядит сегодня памятник жертвам Орловского расстрела в Медведевском лесу:

Впервые информацию об орловском расстреле вынес в публичную сферу молодой архивист Дмитрий Юрасов, опубликовавший статью об этом в 1988 году в газете "Собеседник". В январе 1989 года прокуратура СССР возбудила уголовное дело по факту массового расстрела под Орлом.

А 11 сентября 1989 года впервые в Орле прошел вечер памяти жертв репрессий. Сразу скажу, мероприятие было компромисным и, увы, конфликтным. Один нынешний депутат горсовета (уж извините, не буду тыкать в него пальцем) орал о недопустимости наличия в зале горисполкома поднятого "неформалами" "непонятно чьего флага" — триколора, ныне висящего над зданием горадминистрации. А я после мероприятия вдрызг и навсегда разругался с тогдашним вторым секретарем горкома КПСС Владимиром Поляковым, нынешним уполномоченным по правам ребенка. Справедливости ради, надо сказать, что "навсегда" закончилось достаточно быстро, тем более, что прозвучавшая на вечере памяти идея установки памятника или памятного знака жертвам орловского расстрела, всё ж начала реализовываться. Мы не раз встречались с тем же Владимиром Викторовичем (кстати, при этих встречах присутствовал и юный инструктор горкома Василий Иконников), обсуждали место установки и проект, спорили, ругались, хлопали дверями, опять встречались и продолжали обсуждать.

Спустя 8 месяцев тогдашний председатель горсовета Александр Кисляков подписывает решение Президиума городского Совета от 12.07.1990 г. "О городском дне памяти жертв репрессий", которым объявляется городской день памяти. Решение это должно было быть утверждено сессией горсовета, но в те бурные дни об этом просто позабыли. Тем не менее 11 сентября 1990 года памятный знак на опушке Медведевского леса был открыт. Да, он был не такой, как его хотели мы видеть тогда, не там, где предлагали. Это был, повторяю, результат многих компромиссов и, пожалуй, это был максимум возможного в тот последний советский год.

Кстати, в апреле 1990-го было прекращено возбужденное уголовное дело. По мнению советских прокуроров, члены Военной коллегии Верховного суда СССР Василий Ульрих, Дмитрий Кандыбин и Василий Буканов невиновны в вынесении заведомо неправосудного решения: они всего лишь выполняли указание, подписанное руководителем Государственного комитета обороны Иосифа Сталина. И уж совершенно невинны непосредственные исполнители расстрелов — они "не могли знать, что данное судебное решение является незаконным". Позиция Нюрнбергского суда "Исполнение приказа правительства или начальника не освобождает от ответственности если фактически был возможен сознательный выбор" ни в малой степени не повлияло на мнение советских прокуроров.

Спустя пару лет, 7 сентября 1992 года решил прислониться к популярной теме и Орловский областной Совет, принявший решение отметить годовщину массового расстрела — правда, указав, что это относится только к 11 сентября 1992 года. И лишь 25 марта 1993 г. председатель Орловского городского Совета Александр Докукин подписывает решение Малого Совета Орловского городского Совета народных депутатов № 47 "Об объявлении Дня памяти жертв политических репрессий", ныне уже прочно забытое.

Одна из проблем нашего общества в том, что нас ничто ничему не учит. Говорят, что дураки учатся на своих ошибках, умные на чужих. Мы же с радостью шагаем по тем граблям, на которые не раз наступали. И забытый День памяти жертв политических репрессий на Орловщине тому пример.

Дмитрий Краюхин
Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"
Дмитрий Краюхин

Дмитрий Краюхин

Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"

ЗАБЫТАЯ ПАМЯТЬ: 11 комментариев

  • 11.09.2015 в 11:20
    Permalink

    И здесь Краюхин решил присосаться )))) кстати, «жизненный принцип :Советов не просите, чувство юмора у меня сильнее чувства жалости» он содрал у Михаила Жванецкого. Так же как и целые абзацы в этом материале списаны из чужих источников))))

    Ответ
    • Администратор
      11.09.2015 в 23:43
      Permalink

      Естественно, ссылок на «чужие источники» нет

      Ответ
    • 12.09.2015 в 09:31
      Permalink

      Молодец, бородатый, опустил тролля.А тролль — слился. )))))))))))))))))))))))

      Ответ
  • 12.09.2015 в 07:03
    Permalink

    Зачем утомлять читателей? Весь третий абзац — полный плагиат. Каждый может проверить сам. Цитату Жванецкого тоже.
    Вам,Краюхин, надо велосипед завести. Тогда вы злым быть перестанете и вписывать без оснований себя в историю времени не будет.

    Ответ
    • Администратор
      12.09.2015 в 07:55
      Permalink

      Ой! А ведь действительно украдено из письма Вашей бабушки в собес. Приносим извинения бабушке. А заодно и собесу!!!

      Но я рад, что Вы фактически признались, что ляпнуть ляпнули (причем сначала были «целые абзацЫ», потом ужалось до одного абзаца), а минимальных доказательств обвинений в плагиате у Вас нет. ТщательнЕй, батенька, работать надо.

      Ответ
  • 13.09.2015 в 07:50
    Permalink

    Не парьтесь, Краюхин, как пишут ваши друзья. Плагиатите вы по-черному и сами это знаете. Просто разводите тут малосведущих типа своим вкладов в истории. Только история о вас не наслышана ничуть )))))))))))

    Ответ
    • Администратор
      14.09.2015 в 08:22
      Permalink

      Как я уже писал, естественно, ссылок на плагиат нет. Хотя бы написали б что-то вроде «Ага!!! Используете те же буквы, что и Лев Толстой!!!»

      Но — пишите. Ваше мение очень дорого для нас.

      Ответ
  • 14.09.2015 в 16:13
    Permalink

    Я очень рад, что про публику, расстрелянную тогда в Орле стали забывать. А то придумали, что палачи нашего народа, уничтожавшие наших граждан с 1917 по 1937 годы, вдруг стали жертвами политических репрессий. Эти подонки получили заслуженные пули за все то зло, которое они принесли нашему народу после 1917 года, а Спиридонова еще и до этого, во время различных терактов, в которых погибали лучшие люди России. Кстати, в том списке растрелянных значится чуть ли не половина, если не больше, китайцев. Эти типы служили в основном в личной охране чекистских главарей и отрядах ЧОН, отбирали последний хлеб у крестьян и расстреливали недовольных пачками. Почему у нас эти типы признаны политически репрессированными, а не их жертвы?  Жалею, что у нас всю эту публику всю не добили в 1937 году, стало бы чище в стране и сейчас у нас уже не было бы всяких "Партий жуликов и воров" и прочей русофобской сволочи.

    Ответ
    • Администратор
      14.09.2015 в 22:02
      Permalink

      Я считаю, что и палач может стать жертвой. Причем, если он осужден не за то, что палач, а за что-то иное — то жертвой политрепрессий.

      К примеру, я считаю Генриха Ягоду палачом, нанесшим немалый вред нашей стране. Но я не верю, что он был шпионом, планировавшим отравить Горького. Я не верю в подготовку им покушений на Ленина, Сталина, Ежова.

       И, к примеру, ситуация, когда из 21 осужденного по одному и тому же делу 20 реабилитированы, а 1 нет — считаю отказ в реабилитации столь же политическим, как и тот процесс 38-го

      Ответ
  • 14.09.2015 в 16:19
    Permalink

    В статье упоминается про некое мероприятие в сентябре 1989 года относительно так называемых репрессированных и про поднятый там триколор. Поясните, пожалуйста, какое отношение имеет российский триколор (при Царе, флаг торгового флота России для плавания за границу) к сестре Троцкого, Раковскому и прочему сионистскому сброду, получившему заслуженную пулю в Орле? Помнится, эти "невинно репрессированные"  такой флаг как раз свалили путем переворота и установили красный, серпасто-молоткастый. 

    Ответ
    • Администратор
      14.09.2015 в 21:45
      Permalink

      Насколько я помню, триколором с балкона размахивал Алексей Кудрявцев. Но его уже не спросишь: он лет 8-10 назад умер.

      Ответ

Добавить комментарий для Дмитрий Краюхин Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.