КОММУНИСТЫ ТЕРЯЮТ МЕСТО В ГОРСОВЕТЕ

Заводской районный суд города Орла принял решение, которое казалось невозможным: впервые за многие годы удовлетворено требование об отмене итогов выборов на одном из избирательных участков города.

Напомним, что Татьяна Куницина обратилась в суд с требованием признать факт фальсификации итогов выборов на избирательном участке № 85 по выборам депутатов Орловского городского Совета. При подсчете голосов всем наблюдателям были выданы протоколы, из которых следовало, что Татьяна Олеговна набрала в свою поддержку 233 голоса, лишь на один голос отстав от коммуниста Евгения Быстрова. С этими результатами Куницина должна была стать депутатом горсовета, обогнав по округу все того же Быстрова на 19 голосов.

Однако наутро расклад неожиданно поменялся: в итоговых протоколах результатов голосования по одномандатному округу на ИУ № 85, опубликованных на сайте облизбиркома, у Кунициной значилось лишь 213 голосов, а пропавшие 20 внезапно оказались у Быстрова.

Кстати сказать, это оказалось не единственным странным переписыванием итогов выборов на участке № 85: при сравнении протоколов по партийным спискам выяснилось, что участковый избирком "откусил" 50 голосов у ЛДПР, передав их всё тем же коммунистам.

В суде на защиту участковой комиссии встала Муниципальная избирательная комиссия города Орла: интересы МИК представлял сам председатель Владимир Селивановский, а УИК было поручено защищать юрисконсульт всё той же «муниципалки» Владимир Панарин. Выдачу протоколов с цифрами, отличающимися от "официальных" они объяснили, нисколько не заботясь о правдоподобии своих доводов. Дескать, был нарушен порядок изготовления протокола. Секретарь по поручению председателя изготовила протокол в двух экземплярах: один для вышестоящей комиссии, второй для снятия копий. В смысле – два экземпляра № 1. И вот при изготовлении второго была допущена техническая ошибка, вызванная усталостью и рассеиванием внимания. Из-за этого самого рассеивания внимания секретарь в одном месте вместо «Двести пятьдесят четыре» невнимательно написала «Двести тридцать четыре». А в другом – столь же невнимательно написала «Двести тридцать три» вместо «Двести тринадцать». С этой версии экземпляра № 1 протокола сняли копии, раздали наблюдателям, а потом оригинал внезапно исчез.

Пожалуй, единственным, кто поверил в эту версию, стал старший помощник прокурора Заводского района Алексей Харламов: у всех прочих участников процесса эта детективная история вызвала столь бурную реакцию, что судье пришлось обещать сделать замечание или наложить штраф.

Судебное разбирательство длилось несколько заседаний. Вызванные в качестве свидетелей председатель УИК Алексей Иванов, его заместитель Сергей Гаврюшин, секретарь Тамара Абдурзакова в судебном заседании совершенно забыли озвученную муниципальными избиркомавцами версию. Даже на прямые вопросы Владимира Селивановского "А помните ли вы, что в своих письменных объяснениях вы говорили что…" растерянно отвечали что-то вроде "Нет, не помню". Зато выяснилось, что при подсчете голосов закон нарушался постоянно: заместитель председателя ходил с пишущими принадлежностями и вёл записи, за процедурой наблюдало сразу два наблюдателя от одного кандидата, протокол составлялся за закрытыми дверями, куда не могли попасть не только наблюдатели, но и члены комиссии с правом решающего голоса. Один из свидетелей процитировал председателя УИК: "Он сказал — я не знаю, что написано в законе и мне некогда его смотреть, но я беру на себя ответственность и запрещаю вам вести фотосъемку подсчета голосов". Впрочем, как опять же выяснилось в суде, закона в участковой комиссии не знал никто: даже на задававшийся каждому вопрос суда "Сколько копий протокола вы должны были подписывать?" смог ответить, и то с оговоркой, что, дескать, он не уверен в правильности, лишь один член избиркома.

Все свидетели-избиркомовцы в один голос говорили: ничего не помню, ничего не знаю, мы доверяли председателю и секретарю. В отличие от них чётко отвечали свидетели-наблюдатели: абсолютных цифр они назвать не могли, но четко помнили, что разрыв между лидерами Быстровым и Кунициной составлял всего лишь один голос. "Я еще подумал — надо же, всего один голос получился" — объяснял Роман Молчанов, кандидат от партии "Яблоко" по этому же округу, присутствовавший при подсчете голосов. "Я хорошо запомнила, что разница была в один голос. Несколько раз пересчитывали, после последнего пересчета у Быстрова стало на один голос больше" — рассказывала суду наблюдатель от "Единой России" Петрушина. "По моей просьбе пересчитали голоса, — подтвердила наблюдатель от КПРФ Елена Стрельникова. — после пересчета у нашего кандидата на голос стало больше". "Несколько раз считали, спорили — засчитывать или не засчитывать бюллетень, где в квадратике была лишняя точка. Потом решили не засчитывать, всё равно у Быстрова на один голос больше" — давала показания суду наблюдатель "Яблока" Валентина Ветрова.

Пожалуй решающими стали показания александра Бурных, члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, назначенного от КПРФ. Он твердо и безоговорочно сказал: "Наш кандидат Евгений Быстров стал первым с разрывом в один голос". Показания вызвали растерянность у председателя МИК Владимира Селивановского: "Вы хорошо помните, что именно один голос?" Свидетель задумался: "Да. Сначала было больше, но потом после пересчета — только на один". "Не ошибаетесь? — давил председатель избиркома. — На сто процентов помните?" "Ну-у-у, — стал вспоминать свидетель, — может два?… Нет, совершенно точно, только один!"

На защиту фальсификаторов в своём заключении встал прокурор: "В удовлетворении иска прошу отказать! Копии выдавались с нарушением закона, все свидетели являются в той или иной мере заинтересованными! А последний свидетель не помнит всех цифр протокола, помнит только отрыв!"

Естественно, ту же позицию поддержали и избиркомовцы: "К показаниям свидетелей надо отнестись критически. Предъявленные ими копии заверены ненадлежащим образом, не имеют юридической силы и не могут быть признаны в качестве доказательств. Единственным доказательством могут являться только протоколы, которые имеются в Муниципальной избирательной комиссии".

Однако фальсификаторам не помогла "крыша" прокуратуры и муниципального избиркома. Судья Елена Кальная огласила решение: признать недействительными итоги выборов на избирательном участке № 85 избирательного округа № 20 по выборам депутатов Орловского городского Совета народных депутатов.

Естественно,это решение практически наверняка оспорят избикомы, скорее всего с ним не согласится Евгений Быстров, внезапно лишающийся уже греющего сердце депутатского мандата. Возможно, принесёт протест и прокуратура, не слишком красиво показавшая себя во время этого процесса.

Но после судебного разбирательства возникает масса вопросов, главный из которых — какова роль во всей этой истории Муниципального избиркома. Сейчас уже почти нет сомнений, что именно МИК стоял за всеми этими "перелётами" цифр из одной графы в другую. Можно привести лишь один, но очень показательный пример. Предыдущая статья была официально передана в МИК и мы надеялись получить ответ о причинах, по которым 50 ЛДПРовских голосов перешли к коммунистам. Но избирком даже ухом не моргнул. А предложение "Яблока" направить сфальсифицированные документы УИК в правоохранительные органы было единогласно отклонено (справедливости ради, уточним: представитель ЛДПР на заседании не присутствовала). Аргументы ставшие уже традиционными: сфальсифицированные документы заверены с нарушением правил — в левом верхнем углу не указан номер копии, а в правом верхнем нет слова "копия".

ИА "ЦентрРус" намерено официально обратиться в Следственное управление Следственного комитета России по Орловской области с просьбой рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по фактам фальсификации избирательных документов на избирательном участке № 85.

Дмитрий Краюхин

Дайджест
ВНИМАНИЕ!
В данном разделе размещаются материалы, найденные в печатных и электронных СМИ, блогах, социальных сетях, полученные в рассылках.
Раздел не является официальным публикатором какого-либо средства массовой информации
One Comment
  1. Неужели в этой стране начинается ВЕЛИКАЯ ЭРА ЧЕСТНЫХ СУДОВ И ВЕРХОВЕНСТВА ЗАКОНА. Значит еще при моей жизни я это увижу!!! Плачу слезами радости и с воодушевлением смотрю в будующее. Может не надо уезжать из этой страны?…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + 6 =


*