БАЙКА ПРО ТО, КАК Я С ТРИКОЛОРОМ ХОДИЛ

Одна сегодняшняя дискуссия о российском флаге напомнила события более чем четвертьвековой давности.

Начало 1990 года. В стране вовсю идет "перестройка-гласность", оппозицию называют "неформалами", но мочат достаточно осторожно.

С конца 80-х разгул "демократизации" захватывает и Орел: еженедельно в скверике около типографии "Труд" проходят встречи "неформалов", за которыми по поручению первого секретаря горкома КПСС Владимира Полякова, нынешнего уполномоченного по правам ребёнка, приглядывает молодой инструктор горкома Василий Иконников.

Примерно раз в месяц проходят массовые акции — то, что в соответствии с нынешним законодательством называется "публичные мероприятия". Самым массовым, пожалуй, был митинг 25 февраля 1990 года, на который пришло тысяч десять орловцев. Справедливости ради, надо признать: мы б столько не собрали. Нам активно помогали власти — в течение двух недель во всех газетах, по радио и телевидению объявлялось: "25 февраля в детском парке неформалы проводят митинг, акция запрещена!", "Ни в коем случае не приходите на митинг 25 февраля, который пройдёт в детском парке!"

Но я немного о другом.

В начале лета около скверика Маяковского проходит пикет, честно говоря, не помню чему посвященный. Пикеты проходят под триколорами, тогда еще не являющимися официальными флагами, а потому воспринимающиеся властями куда хуже, чем нынешние знамёна оппозиции. Нас человек десять, вокруг человек пятьдесят милиционеров во главе с начальником Заводского РОВД (фамилию не помню, как-то на букву "Ф").

Начальник почему-то накидывается на меня: "Да ты!.. Я тебя знаю!.. Я всё про тебя знаю… Если я расскажу!.. Я такое расскажу… Я такое знаю…" Рядом с начальником стоит его заместитель, Николай Драчёв, впоследствии начальник орловского ОМОН. Вообще-то с Николаем мы знакомы с середины 70-х, когда он, будучи ещё лейтенантом, работал участковым в микрорайоне больницы Семашко, а я был внештатным сотрудником милиции (да да, было и такое!). Я обращаюсь к нему: "Николай Иваныч, ты меня знаешь давно, что-то плохое сказать можешь?" Драчёв флегматично пожимает плечами: "Плохое? Не знаю. Ты в своё время был моим лучшим внештатником". Начальник, получив неожиданную "подставу" от собственного зама, как-то резко прерывает дискуссию.

Постояв немного, решаем пройти по улице Ленина вверх. Я иду в первых рядах, опять же с триколором. Через мост проходим спокойно, но на подходе к кинотеатру "Победа" нарываемся на милицейскую засаду. Неожиданно для нас с Георгиевского переулка (вообще-то в те времена он официально считаля продолжением улицы Тургенева) на Ленинскую вырываются два милицейских "газика", из которых выскакивает десяток милиционеров. Плюс еще около десятка выбегают из того же переулка нам наперерез. Кто-то наскакивает на меня и пытается вырвать флаг из рук. Тянем в разные стороны — он за рукоять древка, я держусь со стороны флага и, как помнится, думаю об одном: "Хрен с ней, с палкой, главное собственноручно сшитый флаг не отдать". Словом, веду себя как типичный пионер-герой из советской мифологии.

У других тоже вырывают флаги, плакаты. На тротуаре начинает образовываться толпа зевак, наблюдающих за неожиданным уличным спектаклем.

И тут мне — сам не знаю, с чего — приходит в голову неожиданная мысль. Я начинаю скандировать: "Сво-бо-да! Сво-бо-да!" Сначала подхватывают коллеги-"неформалы", а потом вдруг толпа на тротуаре (не забывайте, это был 1990-й!). И на всю Ленинскую грохочет — "Сво-бо-да!!!"

Менты растерялись. Они вдруг по одному начинают отходить от нас с видом "А я чё? А я ничё! Я просто так мимо проходил…" Садятся в газики, уезжают… Мы спокойно прошли до площади и там даже что-то провели.

Забавное было время.

Дмитрий Краюхин
Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.