ПРОПАВШАЯ ГРАМОТА

The following two tabs change content below.
ИА "ЦентрРус"

ИА "ЦентрРус"

Информационно-аналитическое правозащитное агентство "ЦентрРус" - свидетельство о регистрации средства массовой информации ИА № ТУ 57-00230 выдано Управлением Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Орловской области

Коллегия по гражданским делам Орловского областного суда отменила решение Советского районного суда по иску бывшего заместителя главы администрации по социальным вопросам, а ныне депутата Орловского областного Совета народных депутатов, заместителя председателя комитета по местному самоуправлению и регламенту, члена партии «Единая Россия» Ирины Пашковой к газете «Красная строка», главному редактору газеты Юрию Лебёдкину, а также к члену Орловского районного политсовета «Единой России» Татьяне Балачихиной и члену партии «Единая Россия» Раисе Базановой.

Впрочем, история началась много раньше, весной 2003 года, когда региональные и федеральные СМИ распространили информацию о том, что «в Орловской районной администрации с поличным при получении взятки была задержана 47-летняя начальница одного из отделов. Чиновница пыталась взять мзду в размере 100 долларов, якобы для передачи судье для решения вопроса о выписке из квартиры» (приводится по сообщению Информационного агентства «Регнум» от 14.03.2003 г.).

В райадминистрации не так уж много 47-летних начальниц отделов, к тому же многие видели, как правоохранители выводили из своего кабинета Ирину Пашкову. Но вскоре Ирина Викторовна вернулась на своё рабочее место, а инцидент так и остался поводом для разговоров и пересудов муниципальных чиновников.

Вновь всплыла тема задержания Ирины Пашковой весной 2016 года, когда кандидатура Пашковой, дослужившейся к тому времени до заместителя главы районной администрации, была выдвинута на праймериз «Единой России». На заседании политсовета местной парторганизации «Единой России» член политсовета Татьяна Балачихина напомнила однопартийцам о давней странной истории. Татьяна Владимировна — человек в районе уважаемый, двадцать пять лет она возглавляла районное управление культуры и архивного дела. А потому шум от выступления получился немалый.

В это же время член партии «Единая Россия» заслуженный учитель России Раиса Базанова, более двух десятилетий возглавлявшая Овсянниковскую среднюю школу, обратилась с письмом к секретарю Генерального Совета партии Сергею Неверову. Педагог указала, что по её мнению, Пашкова подрывает авторитет власти, партии «Единая Россия» и недостойна быть избранной в законодательный орган Орловской области.

О конфликте вокруг районных праймериз написала газета «Красная строка», при этом главный редактор газеты Юрий Лебёдкин не только вспомнил о конфликте, но даже процитировал официальное сообщение пресс-службы УВД, опубликованное в том же 2003-м областным «официозом» «Орловской правдой»: «…А в Орловской районной администрации с поличным при получении взятки была задержана начальник одного из отделов. К ней обратилась жительница района с просьбой выписать из своей квартиры родную племянницу. Начальник отдела, выслушав посетительницу, пообещала выяснить всё необходимое, а по прошествии нескольких дней ответила, что подобные вопросы решает суд, и судье якобы надо дать сто долларов. На самом же деле, как оказалось, суд здесь совершенно ни при чем, просто начальник отдела хотела таким образом подзаработать. Но оперативные работники УВД помешали. Деньги, которые женщина принесла начальнику отдела администрации, тоже были меченые, и женщина пришла не одна. За дверью её ждали сотрудники отдела БЭП УВД. В отношении этой особы также возбуждено уголовное дело. Правда, мера пресечения избрана иная — подписка о невыезде».

Ответ Ирины Пашковой не заставил себя ждать: она обратилась в Советский районный суд с иском о защите чести и достоинства. В исковом заявлении Ирина Викторовна потребовала опровергнуть как мнения о её плохой работе, так и информацию о задержании.

Позволим себе небольшое юридическое отступление. Рассмотрение судом дел о защите чести и достоинства имеет особенности, о которых, как правило, многие истцы даже не задумываются. Суд имеет право признать порочащими и не соответствующими действительности лишь утверждения о фактах, но не может опровергать мнения или оценочные суждения. Иными словами, суд может потребовать опровергнуть как не соответствующее действительности утверждение «Петя не написал сочинение по роману Льва Толстого», поскольку это является сведениями, которые можно проверить. А вот заявление «Петя — лентяй» является оценочным и опровержению не подлежит.

Вот потому-то — забегая чуть вперёд — суд отказал в иске к Татьяне Балачихиной, сделав вывод, «что Балачихина Т.В. высказывает свое субъективное мнение относительно деятельности истца, является оценочными суждением, и как следствие не подпадает под определение сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности».

Разбирательство шло не без странных неожиданностей. К примеру, в качестве подтверждения нравственных страданий Пашкова представила суду больничный лист, где было указано, что Ирина Викторовна несколько дней находилась на стационарном лечении. Однако ответчики без труда установили, что в те самые дни, когда заместитель главы района, курирующая, кстати, районную медицину, вроде бы лежала в больничной палате, её видели на рабочем месте. На это Ирина Пашкова отреагировала мгновенно: она заявила, что, дескать, в больничный лист вкралась неточность, она была не на стационаре, а на дневном стационаре, то есть на короткое время приезжала в больницу — и тут же возвращалась в свой кабинет дабы руководить социальной сферой. А главное, она вообще просит не рассматривать этот больничный лист в качестве доказательств чего либо. Словом, эти объяснения более всего напоминали оправдания соседки из старого анекдота: «Во-первых, никакой кастрюли я не брала; во-вторых я ее вернула целой, а в-третьих, когда я ее брала она уже была дырявая!»

Куда сложнее было с информацией о деле 2003 года. В статье прямо говорилось о задержании — более того утверждалось, что «в биографии чиновницы имеется факт привлечения к уголовной ответственности, когда на её руках защёлкнулись наручники». Это явные сведения, опровержения которых требовала Пашкова, при этом её представитель утверждала, что подобных событий вообще не было. Проверить подобную информацию для суда особого труда не составляет: направляется запрос в Информационный Центр регионального управления МВД, а там должны быть данные обо всех возбуждавшихся и прекращавшихся за последние десятилетия уголовных делах. Было заявлено соответствующее ходатайство, и полученный ответ оказался неприятной неожиданностью для ответчиков: ИЦ УМВД официально уведомил, что никакой информации о каком-либо деле, тем более, о задержании И.В.Пашковой, в архиве нет. Потому-то, несмотря на показания свидетеля, утверждавшей, что лично видела как милиционеры выводили в наручниках Ирину Викторовну, суд признал эти сведения порочащими и не соответствующими действительности. И обязал газету опубликовать опровержение распространённых сведений «о том, что Пашкова И.В. нарушает законодательство Российской Федерации, что она привлекалась к уголовной ответственности когда на её руках защелкнулись наручники и ей удалось уйти от ответственности».

Наверное, если б на этом Пашкова успокоилась, то получила б и опровержение, и даже компенсацию морального вреда. Но Ирина Викторовна, судя по всему, «жаждала крови» — мечтала о полной и безоговорочной победе. А потому, дабы закрепить свой успех, отправила в областной суд кроме жалобы на решение районного суда… постановление о прекращении уголовного дела, вынесенное еще в мае 2003 года следователем Советского РОВД г. Орла. Реакция последовала незамедлительно: судьи облсуда удивились и заинтересовались — так было дело или нет? Судебное заседание отложили и направили в УМВД по городу Орлу новый запрос: так привлекалась или нет? Главный орловский полицейский на обращение суда отреагировал странно: никак. В смысле — вообще не стал давать ответа. Судьи удивились ещё больше — и направили частное определение о нарушении закона начальником УМВД по городу Орлу. А заодно, просто для профилактики, наложили на него штраф.

К следующему заседанию коллегия Орловского областного суда получила из полиции удивительный документ. В письме сообщалось, что никакой информации городские правоохранители предоставить не могут, поскольку дело бывшей достаточно высокопоставленной чиновницы, а ныне депутата законодательного собрания региона… утеряно. Но ищут. Точнее, проводят служебную проверку.

И коллегия по гражданским делам Орловского областного суда принимает определение: решение Советского районного суда в части признания не соответствующими действительности и порочащими сведений о привлечении Ирины Пашковой к уголовной ответственности отменить. Заодно отменить и в части публикации опровержения, возмещения морального вреда. Словом — полностью отказать.

Для «Красной строки», а также для немолодых женщин, попытавшихся выступить за чистоту рядов правящей партии, дело вроде бы закончено.

Но возникают вопросы к орловской полиции. Понятно, что сейчас по прошествии стольких лет никто не будет проверять законность прекращения уголовного дела — тем более, что срок давности привлечения к ответственности давно истёк. Но как получилось, что само уголовное дело было утеряно? Почему даже упоминаний о нём нет ни в ИЦ УМВД по Орловской области, ни даже в Главном информационном Центре МВД России? Будет ли найдено дело, будет ли восстановлено, будут ли хотя бы теперь, задним числом, внесены в полицейскую картотеку данные? Или через пять лет на очередной запрос избирательной комиссии или, к примеру, суда будет отправляться привычный ответ: «Никаких сведений о привлечении к уголовной ответственности Пашковой Ирины Викторовны не имеется»?

Дмитрий Краюхин,
Вероника Каткова,
ИА «ЦентрРус»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 5 =


*