Александр Бывшев: «МНЕ ПЕРЕКРЫЛИ КИСЛОРОД»

В Орловской области продолжается уголовное преследование поэта и учителя немецкого языка Александра Бывшева. 14 февраля у него дома прошел обыск по новому уголовному делу.

Эксперты признали два стихотворения, посвященных ситуации на Украине, экстремистскими и возбуждающими вражду. Суд города Кромы приговорил учителя к 300 часам принудительных работ и запретил ему на протяжении двух лет преподавать в школе.

Александру Бывшеву 43 года. Он лауреат многих поэтических конкурсов, публиковался в журнале «Юность», в «Пионерской правде», в петербургском журнале «Родная Ладога». Бывшев автор сборника детских стихов «Солнечный зайчик», который продавался в книжных магазинах и пользовался спросом у читателей. Писал Бывшев и стихи о Великой Отечественной войне. События на Украине в 2014 году резко изменили жизнь школьного учителя. Его стихотворение «Украинским патриотам», которое поэт разослал в российские и украинские СМИ, сделало из него экстремиста. Местные орловские издания заклеймили его позором, включили в список «пятой колонны», а сотрудники местного Центра «Э» внимательно присмотрелись к учителю и поэту.

Вскоре было возбуждено уголовное дело, и вполне добропорядочный гражданин Александр Бывшев вмиг превратился в диссидента. Сейчас он находится под подпиской о невыезде по третьему делу об экстремизме (первое и второе дело по двум проукраинским стихотворениям были объединены в одно — он был осужден на 300 дней принудительных работ — З.С.), слушания по которому проходят в местном суде. Мы связались с Александром по телефону, и он рассказал о новом повороте в уголовном преследовании против него.


Фото: личная страница Александра Бывшего ВКонтакте

— Вас не было дома, когда к вам пришли с новым обыском?

— Я возвращался с почты. Зашел домой и увидел моих перепуганных насмерть родителей. Они оба тяжело больны, и я всегда дверь закрываю на ключ. Родители очень напугались, сказали, что в дверь стучали, было много народа. У дома стояла машина судебных приставов и еще несколько понятых. Я догадался, что они пришли по мою душу. Мне показали постановление на обыск.

— По какому уголовному делу был обыск?

— В постановлении это не указано. Там написано, что я выкладываю в интернет и комментирую судебный процесс, который сейчас идет в суде против меня и комментирую показания свидетелей обвинения. Это расценивается как давление на свидетелей и на суд. Я так понимаю, что речь идет о 294 статье УК РФ («воспрепятствование осуществлению правосудия»). В судебном заседании 17 января прокурор объявил, что против меня возбуждено уголовное дело по этой самой статье, и он просил суд об изменении в отношении меня меры пресечения. Предлагал заменить подписку о невыезде на заключение под стражу на период всего судебного процесса. И еще он требовал, чтобы заседания проходили в закрытом режиме. Я понимаю, что они очень боятся общественности и гласности.

— Долго длился обыск?

— Около часа. Изъяли, как обычно, компьютер, так что я оказался без средств связи. И хотя, по словам прокурора, против меня возбуждено новое уголовное дело (уже четвертое!) я нигде не могу добиться постановления о возбуждении дела.

— За что вас сейчас судят?

— Все тот же экстремизм. За мое стихотворение, посвященное независимости Украины. Это своего рода поэтико-полемический ответ Иосифу Бродскому на его стихотворение об Украине с тем же названием «На независимость Украины». Решением Орловского областного суда мое стихотворение внесено в список запрещенных экстремистских материалов. 21 февраля состоится заседание по моей апелляционной жалобе на решение о признании этого стихотворения экстремистским. Когда решение об этом принималось в Орловском областном суде, ни меня, ни моих адвокатов не поставили в известность. Поэтому все сроки подачи апелляции были пройдены. Но мы восстановили сроки, хотя представители ФСБ, прокуратуры и юстиции говорили, что мои права не нарушены. Областной прокурор написал отзыв с интересной формулировкой: «Права Бывшева были затронуты, но не нарушены».

— Что вам грозит по тому делу, которое сейчас рассматривается в суде?

— Все три уголовных дела — экстремизм. И все они — за стихотворения из украинского цикла. Первое и второе дело за стихотворения: «Украинским патриотам», «Украинские повстанцы». За них я получил 300 часов принудительных работ, и вот теперь меня судят за стихотворение «На независимость Украины». Тема Украины не дает властям покоя.


Фото: личная страница Александра Бывшего ВКонтакте

— По решению первого суда вам запрещено преподавать в школе два года. Два года прошло, теперь вы сможете устроиться в школу?

— Решение суда: запрет на два года на профессию. Но теперь запрет на профессию у меня пожизненный. В 2015 году, когда шел этот первый суд, в Трудовой кодекс России были внесены изменения: осужденный по статье за экстремизм получает пожизненный запрет на педагогическую деятельность. Меня внесли в список Росфминмониторинга, куда вносят террористов и экстремистов, были заблокированы все мои счета и все счета моей семьи, все банковские карточки. На днях я узнал, что из Москвы на нашу местную почту пришла инструкция, чтобы все почтовые отправления на мое имя пересылались обратно адресату. Мне прислали из Украины посылку с книгой стихов и еще с какими-то подарками, так вот, ее отправили обратно. Кислород перекрыли.

— Как вы отработали 300 часов общественных работ?

— Я был прикреплен к поселковой администрации. Убирал помойки, ямы выгребные, косил траву.

— Долго ли еще будет идти процесс по вашему делу?

— На суде должны были быть допрошены три ключевых свидетеля обвинения. Все они — действующие сотрудники ФСБ. Они уже неоднократно не являлись на процесс. А на прошлом заседании стало известно: начальник УФСБ по Орловской области написал в суд заявление, что эти сотрудники одновременно отбыли в судебную командировку и будут отсутствовать по 30 марта 2018 г.

— То есть их вывели из дела?

— Да. По всей видимости, к концу марта процесс надо мной закончится. Это уникальный случай: ключевые свидетели обвинения даже не явятся на суд. Мы будем ходатайствовать об их допросе и о допросе экспертов, которые нашли экстремизм в моем стихотворении.

— Вы подавали жалобу в Страсбург?

— Да, моя жалоба по первому уголовному делу была принята и коммуницирована Европейским судом по правам человека, и мы уже получили ответы на вопросы суда от российского правительства. На следующей неделе будем посылать в Страсбург новые материалы.

— Вы бы не хотели уехать в Украину?

— Ой, нет. У меня нет возможности. Во-первых, мои родители очень больны, и они требуют постоянного ухода. Мама прикована к кровати, отец глухой, ему 88 лет. И у меня сейчас подписка о невыезде.

— А если бы у вас не было таких обстоятельств? Уехали бы?

— Не знаю. Трудно представить. Пока надо биться до конца.

— Что вам грозит?

— Адвокат говорит, что перспективы рассмотрения в суде дела по 294 статье УК РФ равны нулю. Все высосано из пальца. Но то же самое говорили и по первому, и по второму моим уголовным делам. В результате же мы получили обвинительный приговор. Мне правозащитники сказали, что еще не было прецедентов привлечения по статье о воспрепятствовании правосудию по таким основаниям. Обычно можно свободно выкладывать материалы о ходе судебных слушаний и свободно давать свои комментарии.

А вообще санкция этой статьи — до 5 лет лишения свободы.

Источник

Дайджест
ВНИМАНИЕ!
В данном разделе размещаются материалы, найденные в печатных и электронных СМИ, блогах, социальных сетях, полученные в рассылках.
Раздел не является официальным публикатором какого-либо средства массовой информации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 3 =


*