БЕЛЬДЯЖКИ. ГРУСТНЫЕ ВЫБОРЫ (фото)

Съездить в Бельдяжки мы хотели давно, с тех пор, как узнали, что это село с милым и смешным названием находится всего лишь в полусотне километров от Орла. Но, как всегда: и вроде бы хочется, и дела, дела, дела…

Но тут подвернулся случай: на сайте российского центризбиркома обнаружили информацию о предстоящих дополнительных выборах депутата Бельдяжского сельсовета и поняли — надо ехать.

Бельдяжки находятся в Кромском районе в нескольких километрах от оживлённой в советские времена трассы Москва-Симферополь, но белого указателя, знакомого по фильму «О чем говорят мужчины», мы не увидели. Тем не менее удержаться от фотосессии под синим указателем не смогли — как, впрочем, судя по многочисленным наклейкам, и многие другие.

Когда-то Бельдяжки входили в состав одного из богатейших хозяйств Орловской области — колхоза-миллионера имени Ленина. В конце 90-х колхоз переименовался в сельскохозяйственный кооператив имени Ленина, а в середине «нулевых» его обанкротили и ликвидировали. Сейчас от него осталась лишь придорожная конструкция с чуть заметными буквами, да еще несколько крепких зданий — культурно-спортивный центр («Посмотрите, какой спортзал! Такого даже в Кромах нет!» — с гордостью показывал мне один из членов участковой избирательной комиссии), двухэтажное здание бывшего правления колхоза, впоследствии переданное под школу, а сейчас — под сельскую администрацию, бывшая столовая и еще несколько таких же, некогда внушительных, а теперь полузаброшенных сооружений.

В Бельдяжках до сих пор чувствуется дух»того СССР», они словно замерли двадцать пять — тридцать лет назад. То и дело натыкаешься на мозаики и плакаты из советских времён, даже наполовину осыпавшуюся вывеску на Культурно-спортивном комплексе украшает герб РСФСР.

Навигатор подводит и мы полчаса ездим взад и вперёд по пустой деревне, пока наконец встретившийся житель не подсказывает, как доехать до избирательного участка. На дверях участка — красиво отпечатанное объявление. Комиссия встречает нас чуть напряженно: судя по всему их здорово напугали «страшным и ужасным» «Голосом». Впрочем, напряжение вскоре проходит и перед нами сидят открытые и доброжелательные люди.

Оглядываемся, задаём почти дежурные вопросы. Узнаём, что на избирательном округе всего 49 избирателей, живущих в деревнях Черепово, Шарыкино и несколько жителей из села Ржава, при этом 5 избирателей проголосовало досрочно. Итоги выборов абсолютно предсказуемы даже до открытия избирательного участка. Два кандидата, один местный, выдвиженец «Единой России», второй — «технический», никому не известный шофёр из посёлка Кромы. Но мы-то приехали не за итогами, нам куда интереснее посмотреть КАК в Бельдяжках люди голосуют. Избирком начинает опечатывать ящики для голосования:»Хотите проверить?» — предлагают нам . Мы улыбаемся и отказываемся — ящики прозрачные, их содержимое, а точнее, отсутствие содержимого, видно и так.

Первые избиратели подходят минут за 5-10 до открытия участка и терпеливо ждут окончания процедуры. В ящики опускаются бюллетени досрочно проголосовавших и на участок запускают избирателей.

«Сейчас мы поедем на выездное голосование, — объявляет председатель Светлана Колчева. _ Вы поедете? Но у нас в машине только одно свободное место.» Естественно, ехать хотят практически все. Оставляем Владимира Панфилова на участке и начинаем размещаться по машинам. На микроавтобус Сергея Носова члены избиркома глядят недоверчиво: «Там через поле ехать, застрянет!» «Не застрянет! — Сергей оптимистичен. — Проедем!». (Забегая вперёд: по пути «туда» автобус чуть не застрял в грязи посреди поля. А вот на обратном пути жаркое весеннее солнце и ветер обеспечили почти комфортное возвращение).

Первая — деревня Черепово. Идем мимо заброшенных покосившихся домов. Первый избиратель, мужчина лет 80, впускает в дом, прикрикивает на ластящихся собак, внимательно читает бюллетень, не задавая вопросов, заполняет, бросает в переносной ящик. И только перед нашим уходом грустно говорит: «Вот голосуем мы за этих депутатов, а дороги как не было, так и нет».

Валентина Ивановна живёт метрах в трёхстах, на самой окраине деревни. Сразу видно — очень добрая, светлая женщина. «Ой, а за кого мне голосовать-то? Вы скажите, а то я не знаю». «Нельзя нам говорить, — смущаются члены УИК. — Вы уж, Валентина Иванна, сами…» Но бабулька читать бюллетень не спешит — для неё радость увидеть хоть кого-то. «Я всю зиму на печке пролежала, спасибо печке, газу спасибо. Выйти не могу — всё снегом занесло. Спасибо Пахолкин (местный почтальон — Д.К.) , дай Бог ему здоровья, дорожку до колодца протолок». Валентине Ивановне — 77 лет и для неё отсутствие дороги до деревни огромная проблема: из-за этого неделями не приезжает автолавка, не привозит продукты, а главное — хлеб. Увидев, что мы уходим, старушка засуетилась: «Деточки, подождите, я вам на дорожку конфет дам!»

Об отсутствии дороги говорили все. В деревне живут одни старики, которые не могут добраться даже до сельпо в Бельдяжках. Единственной ниточкой, связывающей их с внешним миром является всё тот же почтальон, который не только носит почту, но и при случае может хлеба принести.

Когда-то имя Евдокии Дёмушкиной звучало на всю область: одной из первых на Орловщине стала она дояркой-четырехтысячницей, надаивала в год от одной коровы более 4000 литров молока. В 1966 году её наградили орденом Трудового Красного Знамени, в 1971 и 1973 годах — орденами Ленина. Хранится у неё медаль Выставки достижений народного хозяйства, почетные грамоты, благодарности. Сейчас Евдокия Ивановна давно уже пенсионерка и говорит о том, что волнует всех односельчан: «Дорогу бы сделать, из-за грязи третью неделю автолавка хлеб не привозит».

Некогда деревня Черепово была богатой, в ней стояли красивые крепкие дома. Сейчас дома покосились, сарайчики сгнили и только старая карусель напоминает о том времени, когда в деревне были дети.

Между деревнями Черепово и Шарыкино — полкилометра, но преодолеть это расстояние по весенней распутице нелегко. Сначала перебираемся через речку Тишинку по чему-то, издалека напоминающему мост. Но назвать мостом переправу не поворачиватся язык: на брёвна набросаны сучья, доски, обрезки ДСП. Потом — идём по чему-то, издалека напоминающему дорогу. Впрочем уже в Шарыкино выяснилось, что в поле грязь хотя бы удерживает прошлогодняя трава…

Когда-то и Шарыкино была зажиточной деревней, практически перед каждым домом стоят машины. Точнее, перед тем, что когда-то было домом, стоит то, что когда-то было машиной. В Шарыкино когда-то был даже свой памятник, посвященный некогда знаменитому Орловско-Кромскому сражению. На площадке перед ним проводились торжестенные собрания, пионерские линейки, звучало сакральное «Никто не забыт, ничто не забыто!…» Но тогдашние пионеры давно уже стали пенсионерами, забытыми и никому не нужными.

Вопрос «за кого голосовать» перед жителями не стоит. «Это кто? Сашка, сын Тольки Кулакова? А второй кто? Ну ладно, пусть Сашка депутатом будет. Может дорогу сделает.»

Возвращаемся в Бельдяжки. На избирательном участке тихо: полтора десятка избирателей, в основном жители Ржавы, уже проголосовали, едем к старикам. Впрочем достаточно крепкого мужчину, который ждет нас перед домом и стариком-то назвать сложно несмотря на то, что летом ему исполняется девяносто.

Учитывая, что проголосовали практически все, кто мог, брожу по Бельдяжкам. Магазин Кромского сельпо… Воинское кладбище… Почта… И свежая «достопримечательность» производственные и скаладские территории компании «Мираторг». Соседством с ним местные жители недовольны: «Их грузовики нам все дороги разбили, а ремонтировать не хотят — говорят, ремонтируйте сами. А у нас в бюджете денег на это нет!»

Да, Бельдяжскому сельсовету найти бы средства хотя б на затыкании собственных дыр. На доске объявлений читаем «Социальный паспорт Бельдяжского Сельского поселения». Всего здесь живёт — точнее, зарегистрировано — 411 человек, из них 166 пенсионеров, 157 работающих, 30 инвалидов общего заболевания, 10 инвалидов детства. 5 одиноких пенсионеров, 44 «одинокопроживающих». в 2017 году на территории Бельдяжского сельского поселения (а это кроме сел Бельдяжки и Ржава, деревень Шарыкино и Черепово — ещё и посёлок Сизовы Дворы) родился один ребёнок и умерло 11 стариков.

И всё же старики по-своему счастливы, они ни на что не жалуются — кроме разве что отсутствия дороги.

А выборы? Да сдались вам эти выборы… Их результат был известен всем ещё до назначения дня голосования. И нарушений тут не было никаких — зачем они в такой ситуации.

Стариков вот жалко.

* * * * *

Наша команда: Владимир Панфилов, Вероника Каткова, Сергей Носов, Татьяна Модина, Дмитрий Краюхин

Дмитрий Краюхин
Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"
One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + 3 =


*