В ОРЛЕ СИЛОВИКИ ПЫТАЛИСЬ ПОХИТИТЬ ГРАЖДАНСКОГО АКТИВИСТА? (видео)

По утверждению гражданского активиста Михаила Давыдова, сотрудники полиции под предлогом необходимости допроса в ФСБ пытались вывезти его из города. Михаилу удалось сбежать.

В конце прошлого года Михаил Давыдов был вызван в управление ФСБ по Орловской области, где его попытались допросить в качестве свидетеля по факту принадлежности к «Артподготовке», российской общественно-политической межрегиональной организации, признанной экстремистской в октябре 2017-го. Давыдов знал о многочисленных фактах, когда активистов допрашивали в качестве свидетелей по уголовному делу, а затем, основываясь на их же показаниях, переводили в категорию подозреваемых и обвиняемых. Именно поэтому он воспользовался 51 статьёй Конституции России и отказался давать показания.

По имеющейся информации, в отношении М.А.Давыдова Управлением ФСБ по Орловской области было возбуждено уголовное дело № 11807540001000023 по статье 308 УК РФ (отказ свидетеля от дачи показаний). 26 июля 2018 года Давыдов был доставлен в УФСБ и там, по его утверждению, избит (впрочем, как пояснил сотрудник УФСБ . 1 августа Михаил Давыдов провёл перед УФСБ одиночный пикет с плакатом «Меня избили в ФСБ» . В ходе проведения пикета сотрудник УФСБ напал на журналиста, снимавшего акцию, и попытался отобрать у него фотоаппарат. Давыдов обратился в правоохранительные органы с заявлением об избиении, однако Орловское следственное отделение Военного следственного отдела по Брянскому гарнизону, куда было «отфутболено» сообщение о преступлении, проверку в установленном законом порядке порядке проводить не стало, а гражданского активиста допросили в рамках уголовного дела, возбужденного против него орловскими чекистами. 15 сентября Давыдову было вручено 7 (семь!) повесток: пять о явке для участия в качестве подозреваемого в неуказанных «следственных и иных процессуальных действиях» и пара о явке в Орловский психоневрологический диспансер для производства двух (!) амбулаторных психиатрических судебных экспертиз.

17 сентября Михаил явился по повестке в УФСБ по Орловской области и сразу заявил ходатайство о вручении ему копий постановлений о возбуждении уголовного дела, о привлечении его в качестве подозреваемого, о назначении двух амбулаторных экспертиз. По закону, устное ходатайство необходимо внести в протокол следственного действия и в подобном случае немедленно рассмотреть. Однако следователь Следственного отдела УФСБ И.М.Черных выполнять предусмотренные законом действия не стал и М.Давыдову пришлось в тот же день передавать в Управление новое ходатайство, на этот раз письменное. Однако и на письменное ходатайство Михаил ответа не получил.

Новый этап злоключений начался утром 25 сентября когда в квартиру, где жил Михаил вошел сотрудник полиции, представившийся местным участковым. Он предъявил постановление за подписью всё того же следователя Ивана Черных о доставлении для производства следственных действий. Давыдов не стал сопротивляться, оделся и сел в машину. Однако практически сразу его удивило то, что водитель-полицейский не стал сворачивать на Герценский мост. Когда же машина проехала поворот на Тургеневский мост, недоумение переросло в уверенность: его явно везут не в УФСБ. И, как только машина чуть притормозила, Михаил открыл дверь и выскочил из автомобиля.

— Я испугался, что меня просто хотели вывезти за город, а там могли сделать что угодно, — рассказывал гражданский активист. — После поданного мной ходатайства, я каждый день ходил на почту, узнавал, не поступили ли мне документы, но ничего не было. И вдруг приезжают полицейские и везут неизвестно куда.

В этой ситуации вспоминается, что в 2012 году следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел областного Следственного управления И.М. Черных входил в состав следственной группы по скандально известному делу «Кировлеса» в отношении Алексея Навального и Петра Офицерова. Позднее он входил в состав следственных групп по делу «Ив Роше», по которому обвинялись Алексей и Олег Навальный, и даже по фантасмагоричному расследованию «кражи с забора» рисунка владимирского дворника Сотова в рамках выделенного в отдельное производство уголовного дела против Никиты Кулаченкова. Именно Черных вёл уголовные дела в отношении депутата Орловского облсовета Виталия Рыбакова, те самые «заказные», по утверждению Рыбакова, дела, которые впоследствии с треском рассыпались в суде. Также развалилось в суде и дело по обвинению Сергея Будагова, которое также расследовал Иван Черных. После серии скандальных провалов Черных в начале 2017 года покинул Следственное управление по Орловской области и стал следователем Управления ФСБ.

— Естественно, Давыдов имеет право на получение документов о привлечении его в качестве подозреваемого или обвиняемого, а следователь обязан это сделать — прокомментировал ситуацию адвокат Владимир Сучков. — И Конституция, и Уголовно-процессуальный кодекс, и Пленумы Верховного Суда однозначно говорят: подозреваемый или обвиняемый должны знать, в чём их подозревают или обвиняют, им должны быть вручены соответствующие постановления. В повестке подозреваемого должны уведомить для чего его вызывают, а не указывать непонятные «следственные и иные процессуальные действия». А в случае назначения экспертизы должно быть вручено и это постановление: по УПК гражданин должен иметь возможность заявить об отводе эксперту или экспертному учреждению, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту, это должно быть сделано даже без ходатайства подозреваемого. Непонятны и действия следователя ВСО: как он мог проводить допрос в рамках уголовного дела, которое расследует УФСБ, какое процессуальное решение он может в рамках этого дела принять? У меня в последнее время возникает впечатление, что для следователей все люди — подозреваемые, причем даже не обладающие какими-либо правами. Это полное безобразие, выходящее за пределы правового поля, а прокуратура, судя по всему, закрывает на это глаза.

Дмитрий Краюхин
главный редактор ИА «ЦентрРус»,
член Совета Движения «За права человека»

Дмитрий Краюхин
Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.