ЗАВТРА — В СУД

Итак, у меня маленькая радость: не прошло и трёх месяцев, а Советский районный суд города Орла решил всё ж рассмотреть поданную еще в феврале жалобу на орловских полицейских.

Надеюсь, ни для кого не секрет, что орловская полиция с оппозицией борется куда активнее, чем с преступностью. Впрочем это и понятно: преступников ещё и найти надо, да и не всегда с ними справиться легко. Оппозиционеры же сидят прямо на площади Ленина и при появлении полиции не сопротивляются, а только размахивают смартфонами и фотоаппаратами.

Вот и 2 февраля, когда в социальных сетях и даже в «официальных» СМИ появилась информация о презентации в Орловском лектории, являющемся неофициальным штабом местной оппозиции, московского альманаха moloko plus, стало ясно: надо ждать визита силовиков.

Те ждать себя не заставили. Задолго до начала презентации поблизости от помещения лектория расположились микроавтобус кинологической службы орловской полиции и набитый полицейскими ПАЗик. А уже после начала в помещении лектория появилось 26 (двадцать шесть!) полицейских со служебно-розыскной собакой, объявивших, что по совершенно точным сведениям собравшиеся раздают наркотики и экстремистские материалы.

Быстрее всех в ситуации разобралась полицейская собака: обнюхав помещение и не выявив запахов наркотиков и экстремизма, она позволила присутствующим гладить себя, чем местные оппозиционеры немедленно воспользовались.

А вот полицейские в погонах гладить себя не давали и продолжали осматривать помещение. И тут им на глаза попались… Впрочем, кажется я забежал вперёд.

Я, как представитель СМИ, не мог не посетить это мероприятие. И ещё до начала попросил главного редактора «Молока» Павла Никулина подарить мне пару экземпляров альманаха, причём сделать это публично. Из простых смертных мало кто знает, что с точки зрения закона это называется «передача собственности на основании устного договора дарения». Проще говоря, привезённые московскими журналистами экземпляры альманаха стали моими и я — просто на всякий случай — вложил в каждый из них бумажку «собственность Дмитрия Краюхина».

Эти-то экземпляры, лежавшие на столе, и попались на глаза орловским полицейским. Которые их тут же изъяли. А вот выдать мне какой либо документ, подтверждающий факт изъятия моей собственности, выдать отказались. Проще говоря, поступили как гопники: не будешь же требовать от гопа расписку на отжатый телефон.

Впрочем, я предположив, что полицейские чуть-чуть от гопоты отличаются, и попросил выдать копию протокола с указанием факта изъятия. Отказали. Я, естественно, обратился в суд. И судья Советского райсуда Андрей Третьяков выносит постановление об отказе в приёме моей жалобы: дескать, моим доводам может быть дана оценка только при рассмотрении дела судом по существу. В переводе с юридического на русский — только когда Павла Никулина и меня как соучастника будут судить за хранение экстремизма и наркотитков, содержащихся в «Молоке».

Я, естественно, не согласился: конечно, хочется надеяться на лучшее, но вдруг в силу разгула гуманизма в современной России наше с Павлом уголовное дело в суд передано не будет. Ведь тогда не только мы уйдём от заслуженного наказания, но и мою жалобу на отказ в выдаче протокола суд не рассмотрит.

После долгих гуляний по кобинетам Советского районного суда моя жалоба наконец добралась до областного. И тут меня удивила представительница прокуратуры: она сразу и решительно заявила, что отказ суда незаконен.

Дмитрий Краюхин
Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"
Дмитрий Краюхин

Дмитрий Краюхин

Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.