13 МИНУТ В ЗАЛЕ 666

До вчерашнего дня в моей судебной практике оставался серьёзный пробел. Я принимал участие во многих разбирательствах у мировых судей, в районных, областных судах, арбитраже и военном трибунале. Бывал я на судебных заседаниях в Верховном и Конституционном судах России и даже в Европейском суде по правам человека.

А в Московском городском пока участвовать не приходилось ни разу. И вот я впервые в Мосгорсуде по делу орловского предпринимателя Александра Симонова, обвиняемого в участии в незаконном публичном мероприятии.

3 августа Александр вместе с двумя коллегами ездили в Москву. С утра сделали все дела, посидели в кафешке на Арбате, а потом решили заодно понаблюдать за протестными «гуляниями» по Садовому кольцу.

Напомню, что с середины июля в Москве проходили акции москвичей, протестующих против снятия с выборов оппозиционных кандидатов. Против протестующих были брошены силовики, которые избивали участников, задерживали не только активистов, но и зрителей, случайных прохожих. Так, к примеру, 3 августа в автозак попал муж Натальи Терминовой: видео, где женщина требует «Позовите главного, я член партии «Единая Россия» мгновенно стало мемом. В тот же день около станции метро «Пушкинская» был задержан актёр Павел Устинов, которого впоследствии обвинили в вывихе плеча росгвардейца.

Александр Симонов был задержан после попытки снять на видео момент одного из задержаний. Он был доставлен в отдел полиции по району Северное Медведково, где его продержали более шести часов. В отношении Симонова был составлен протокол, в котором указывалось, что он «добровольно принял участие в несогласованной массовой акции в форме митинга, а именно в составе группы граждан в количестве 10000 человек выкрикивал(а) лозунги «Допускай!», «Это наш город!», «Мы здесь власть!» и другие … то есть совершил(а) (совершило) административное правонарушение, предусмотренное ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ».

Слова «в отношении Симонова был составлен протокол» носят условный характер, на самом деле его персональные данные были внесены в уже готовую форму протокола, в которую, судя по слову «совершило» можно было вписать даже инопланетянина. Впрочем, как впоследствии выяснилось, практически все документы — рапорта полицейских, их же объяснения и т.д. — были подготовлены по тому же принципу: «болванка» со стандартным текстом, в который вписывается от руки фамилия сотрудника полиции или росгвардейца и фамилия задержанного. Даже слова «с моих слов записано верно» в силу нехватки времени пишет (и это прекрасно видно по почерку) не росгвардеец, а берущая у него объяснения полицейская майорша по фамилии Жабская. «Высосано из пальца» и время совершения «административного правонарушения»: бойцы ОМОН Николаев и Колотушкин утверждают, что Симонов нарушал закон с 14 до 21 часа, а Жабская в протоколе указывает что всё произошло точнёхонько в 16:15

Судья Бабушкинского райсуда Елена Мамаева, которая рассматривала протокол в качестве первой инстанции, не стала вникать в дело от слова «совсем». Даже на самые очевидные «косяки» полиции не стала обращать внимания. К примеру, в протоколе говорится о десяти тысячах митингующих около дома № 14 на Страстном бульваре, в то время как ГУМВД по городу Москве официально сообщает, что по всей столице было лишь полторы тысячи участников акций. И судья на автомате проштамповывает — «15 тысяч рублей». Как позже выяснилось, точно такие же решения как под копирку Мамаева выносила и по другим делам.

Пишу жалобу, отправляю в Мосгорсуд. Вместе с Симоновым получаем повестки и едем в столицу. Узнав, что дело будет рассматриваться в зале № 666, малость растерялись: никак не ожидали в суде столь откровенных сатанинских ассоциаций. А взглянув на висящее на двери расписание дел удивились ещё больше: на рассмотрение одного дела суд отводил полторы-две минуты, к примеру, на промежуток с 10:10 до 10:15 кроме нашего было назначено ещё два.

Именно поэтому не стало неожиданностью то, что рассмотрение дела судья начала с информации о том, что отклонила все поданные мной ходатайства. К примеру, я просил вести протокол судебного заседания: Пленум Верховного суда 15 лет назад указал, что «что КоАП РФ не содержит запрета на ведение протокола при рассмотрении дела судьей». «Не запрещает, — сказала судья. — но и не обязывает!». Я просил вызвать составившую протокол майоршу Жабскую и писавших рапорта ОМОНовцев, истребовать официальную информацию о численности участников как в Москве в целом, так и на Страстном бульваре, видеозаписи с места задержания — по всем ходатайствам был полный и безоговорочный отлуп.

Короче говоря, судье понадобилось 13 минут для того, чтобы оставить в силе решение суда первой инстанции, причём две трети этого времени было посвящено техническим вопросам: проверке документов, подписанию разъяснения прав и т. д.

Впрочем, мы не слишком обольщались:нашей задачей была максимальная фиксация на бумаге, причём руками самого суда, того очевидного факта, что суда по сути -то и не было.

Теперь — у нас полгода на подготовку жалобы в Европейский суд. И, как я полагаю, мы там будем не единственными.

Дмитрий Краюхин
Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"
Дмитрий Краюхин

Дмитрий Краюхин

Жизненный принцип: "Советов не просите: чувство юмора у меня сильнее чувства жалости"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.